Головна » 2012 » Липень » 5 » Исправить врожденный сколиоз возможно

Исправить врожденный сколиоз возможно



Ради избавления от сколиоза 17-летняя уманчанка, родившаяся с тяжелой патологией, готова терпеть любую боль.

Чтобы выпрямить искривленный на 90 градусов позвоночник, девушке необходимо провести сложнейшую операцию, в ходе которой врачи установят специальную конструкцию .

— Я родилась без руки и за 17 лет уже привыкла к повышенному вниманию прохожих,

рассказывает Инна  из Умани Черкасской области. — Стараюсь из-за этого не расстраиваться. Единственное, что доставляет мне острую боль, это сильный сколиоз, исправить который поможет только операция.

О том, что в Киеве уже 20(!) лет проводят такие вмешательства, я узнала лишь сейчас. Но самое удивительное то, что об этом мне рассказали не врачи нашей поликлиники, которые меня наблюдают, а 20-летняя Марина Ходий, родившаяся без обеих рук. Об этой удивительной девушке, научившейся все делать ногами — писать, готовить, плести из бисера и даже водить машину, — я прочитала в «ФАКТАХ». Из статьи также узнала, что в 2004 году она победила в акции «Гордість країни» в номинации «Сила духа».

Когда нашла Марину по интернету, желая познакомиться поближе, набросилась на нее со своими вопросами. Оказалось, у девушки, как и у меня, были те же проблемы с позвоночником, но благодаря трем операциям, которые столичные врачи провели ей в течение года, все удалось исправить. На позвоночнике Марины до сих пор установлена выравнивающая конструкция. Услышав это, я твердо решила: нужно ехать в Киев на операцию. Помню, в детстве перед каждым Новым годом просила Деда Мороза лишь об одном — подарить мне ручку. Сейчас я уже понимаю: рука не вырастет. Но я очень хочу выровнять спину и ради этого готова терпеть любую боль.

«Сняв обувь, дочка управляется то рукой, то ногами»

Когда Инна появилась на свет, врачи не сразу решились сказать родителям, что у ребенка нет руки.

  — После тяжелых родов, длившихся двое суток, я потеряла сознание, — вспоминает мама девушки Марина (на фото). — Казалось, меня словно засасывало в какую-то трубу, а я хваталась за стенки и торчащие из них крючки, умоляя Господа сохранить мне жизнь, чтобы не оставлять мужа и новорожденного ребенка. Бог меня услышал. Когда пришла в себя, дочь уже была в реанимации. Лишь на пятые сутки туда пустили мужа и показали малышку — она была без ручки… «Забирать будете?» — спросили у него. — «Конечно, будем! А как же иначе?»

Инна всегда отличалась самостоятельностью. Еще с детства я учила дочь: «В этой жизни рассчитывать нужно лишь на себя. Неизвестно, сколько я проживу, что потом делать будешь?» Наверное, эти слова Инна хорошо усвоила, потому что как только она пошла в школу, начала и стирать, и готовить, и уроки делать без напоминания. Сядет на пол, где места побольше, снимет обувь и управляется то рукой, то ногой. Супруг души не чаял в дочери, пытался оградить ее от всего, но это не всегда получалось. Помню, мы отправились с дочкой на базар собирать ее в первый класс. Вдруг какой-то мальчик закричал на всю улицу: «Смотрите, девочка без руки!» Тогда Инна спросила, почему у нее нет второй руки. Я так растерялась, что даже ответить ничего не смогла. Но дочка сама сообразила: «Значит, во мне есть что-то другое».

К десяти годам организм Инны начал усиленно расти, у нее стала портиться осанка. Я постоянно делала ей замечания: «не так ногу ставишь», «сядь ровно». Но у Инны не получалось держать спину, контролировать свои движения, правильно ходить. Вскоре я заметила, что тело дочери стало несимметричным: одно плечо выше другого, разная длина ног, правая стопа на размер больше левой.

— А к врачам обращались?

— Я сразу же повела дочь к известному в нашем городе ортопеду. «Ну что вы хотите? — сказал тот, едва взглянув на Инну. — С таким-то недостатком, конечно, будет сколиоз. «А может, в Киев?» — робко спросила я. — «А что в Киеве? Руку не пришьют, протез ставить некуда. Специалисты и у нас не глупее. Уже ничего нельзя сделать». Так мы и ушли ни с чем. Если бы я знала, что моему ребенку могут помочь в столице, не медлила бы ни секунды. Но я думала, что врачи лучше знают, что где делают, ведь это их работа!

Когда Инне было десять, я забеременела снова. Признаться, долго сомневалась, стоит ли рожать второго ребенка. Мы с мужем даже пошли к генетику на консультацию. Она подробно расспросила обо всех заболеваниях, которые были в наших семьях, собрала у нас анализы, а потом заявила: «Должен родиться здоровый мальчик. Не сомневайтесь». Муж, услышав это, сказал: «Девочка у нас уже есть, теперь и мальчик будет — защита и опора для Инны». Всю беременность я панически боялась родов, по ночам не могла уснуть, думала: «А вдруг что-то будет не так?» Вспоминала эпизоды первых родов, например, когда я сгибалась от боли, а стоящие рядом санитарки обсуждали рецепт клубничного варенья. Я даже перестала читать газеты, смотреть телевизор, в срок ходила на все обследования, а УЗИ делала шесть раз: три в Умани и три в Черкассах, где оборудование лучше. Слава Богу, все обошлось — Андрюша родился здоровым.

Дочка не только не ревновала нас к своему младшему брату, что случается во многих семьях, но и помогала мне во всем. Помню, Инна просила меня дать ей поухаживать за братиком. Она укладывала его на диван, усаживалась рядом в удобную для нее позу и, подталкивая младенца ножкой, закутывала его правой рукой.

Сейчас они, конечно, ссорятся, как и положено брату и сестре, но я знаю: в случае чего Андрей за Инну горой. Очень переживаю за дочь, боюсь, что ее кто-то обидит. Дети ведь разные, не всегда понимают, когда можно смеяться, а когда — нет. Однако на любые обиды дочка реагировала достойно. Сейчас у Инны есть две близкие подруги, которые приходят к ней в гости, зовут ее к себе, и, что очень важно, никогда, где бы они ни были, девочки не стесняются ее недостатка.

Инна мечтает стать программистом. Эта специальность очень ей подходит. Компьютер у дочки появился года два назад: ей дядя подарил на день рождения подержанный. С тех пор она каждый день устанавливает новые программы, что-то мастерит. Пока не разберется в интересующем ее вопросе, спать не ляжет. Недавно мы узнали результаты тестирования выпускников — у Инны они хорошие. Я уверена: дочка поступит в институт. Единственная проблема — запущенный сколиоз, который вызывает сильнейшую боль в спине. Из-за этого дочь не может ходить на большие расстояния, долгое время сидеть на одном месте. Когда мы ехали в Киев на консультацию к врачу, Инна постоянно вертелась в кресле, чтобы выбрать комфортное для себя положение. В последнее время ее стала беспокоить боль и в области сердца. Кардиолог уверен, что причина — в искривленном позвоночнике. Необходима операция.

«Систему, выравнивающую позвоночник, специалисты сделали «растущей»

— Вмешательство, которое мы планируем провести Инне этой осенью, будет не из легких, — объясняет главный детский ортопед-травматолог Минздрава Украины, заведующий кафедрой детской хирургии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца доктор медицинских наук профессор Анатолий Левицкий. — Обратись Инна чуть раньше — исправить искривления было бы проще. Сейчас ее позвоночник, искривленный на 90(!) градусов, напоминает крючок. Но девочка и ее мама настроены очень решительно, и мы готовы провести операцию, в ходе которой установим на позвоночник специальную систему.

— Врачи «Охматдета» прооперируют дочку в середине сентября, — продолжает Марина. — Инне должны установить систему, которая стоит 35 тысяч гривен. Таких денег у нас нет. Супруг использует любую возможность, чтобы заработать, но город у нас маленький и работы практически нет. Когда я узнала, что Инне могут помочь в столице, подняла всех родственников, друзей, соседей. Мы уже продали старые «жигули», однако этих денег хватит лишь на медикаменты, необходимые до и после операции. Мне очень неудобно просить о помощи посторонних людей, но иного выхода у нас нет. Я обратилась во все известные мне благотворительные фонды, частные фирмы, написала письма в газеты и на телевидение, даже народным депутатам, но ответ один: «Ждите». Однако Инна не может больше ждать. Операция нужна сейчас.

С тех пор как у нас появился интернет, я много читаю о людях, которые либо родились с патологией, либо стали инвалидами в результате трагедии. Но многих из них это не сломило. Мой ребенок — тоже очень сильный, и я верю, что отсутствие руки не помешает ей в жизни. Единственное, чего я хочу сейчас, это избавить Инну от сильных болей.

— Какую систему вы планируете поставить Инне? — спрашиваю у профессора Анатолия Левицкого.

 — Это специальная конструкция, удерживающая позвоночник в правильном положении. Такие системы мы применяем уже более двадцати лет. Наши специалисты даже модернизировали французскую конструкцию, сделав ее «растущей»: зажимы фиксируют только после того, как заканчивается процесс роста. Поэтому теперь оперируем маленьких пациентов в возрасте шести-семи лет. По нашим данным, в Украине более 140 тысяч детей, нуждающихся в таких операциях.

— 90 градусов — очень большой угол деформации?

 — Конечно, это серьезное искривление. Но хирургическое вмешательство может помочь, ведь у нас были и более тяжелые пациенты. У той же Марины Ходий, которую мы прооперировали в 12-летнем возрасте, угол деформации до операции составлял 140(!) градусов. Сейчас девочку просто не узнать. Искривление еще осталось, но неспециалист его не заметит. Для этого Марине потребовалось три вмешательства. Однако это редкий случай, ведь на ее позвоночник оказывалась чересчур большая нагрузка. Считается, что при деформации 40 градусов и меньше не стоит спешить с операцией. Такие искривления мы исправляем с помощью корсетов и лечебной зарядки.

*Анатолий Левицкий: «У Инны очень большая нагрузка на позвоночник, помочь ей может только операция»

— В каком возрасте нужно показать ребенка ортопеду?

 — Чем раньше — тем лучше. Если родители заметили какие-то изменения у малыша, необходимо сразу обратиться к специалисту. Как правило, сколиоз начинает проявляться в 10-12 лет. В этом возрасте уже многие дети стесняются ходить перед родителями без одежды, и те не всегда замечают нарушения позвоночника. Есть четыре повода обратиться к детскому ортопеду: если у малыша изменилась походка, неодинакова высота плеч, асимметричны треугольники талии и углы лопаток (проверяют в положении стоя), неодинаковы складочки под ягодицами (это может быть также признаком дисплазии).

Детей с врожденной патологией обязательно должен наблюдать ортопед. Если при рождении отсутствует рука, нога или, скажем, вывихнуто бедро, есть косолапие, почти всегда с возрастом развивается сколиоз. Такого ребенка нужно вовремя показать врачу — и тогда операции можно избежать.

— Бытует мнение, что если ребенок долго сидит согнувшись, он может заработать сколиоз.

 — Нет, это приводит только к серьезным нарушениям осанки. Сколиоз — врожденная патология. В борьбе с неправильной осанкой очень многое зависит от упорства самого пациента. Таким больным желательно делать хотя бы 15-минутную зарядку, состоящую из упражнений, укрепляющих мышцы позвоночника.

P.S. Желающим помочь Инне собрать деньги на операцию сообщаем номер телефона ее мамы Марины: (097) 308-22-26.


За матеріалами: Новини Закарпаття
21.11.2017
Публікація на http://nowyny.com/
Автор: adminA
Коментарі: 0
Переглядів: 11427

Коментарі

Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]